Эксклюзив
Торкунов Анатолий Васильевич
05 февраля 2016
5858

Российско-японские отношения в формате параллельной истории

Анатолий Васильевич, российско-японским дипломатическим связям более 200 лет. При этом иной раз кажется, что в отношениях двух государств было больше плохого, чем хорошего. Только в XX веке Россия и Япония трижды воевали друг с другом. А давайте вспомним самые яркие позитивные события в двусторонней истории.

А.Торкунов: В истории наших отношений имеется большой положительный опыт взаимного притяжения, сотрудничества и добрососедства. Еще в XIX веке японская интеллигенция увлекалась русской культурой и по праву называла Россию своим учителем. При этом политическому руководству наших стран удавалось находить компромисс в самые сложные моменты, когда, казалось бы, конфликт неминуем.

После Русско-японской войны, с 1906 по 1916 год, наши страны смогли наладить взаимовыгодное сотрудничество в политической, экономической и военной сферах. Удалось лидерам двух стран достичь понимания и подписать в 1941 году пакт о нейтралитете, несмотря на сложнейшую обстановку предвоенного времени. Наконец, эпохальным можно назвать подписание в 1956 году Совместной декларации, которая прекратила состояние войны между двумя странами и восстановила межгосударственные дипломатические отношения между СССР и Японией.

Что же касается последнего этапа наших российско-японских отношений, который приходится на постбиполярный период, то в обеих странах укрепилось понимание исключительной важности добрососедских отношений для собственных национальных интересов. Хорошая степень взаимодействия на высшем уровне позволила России и Японии наладить сотрудничество практически во всех областях, представляющих взаимный интерес.

Двусторонние отношения осложняются целым рядом нерешенных проблем исторического прошлого — прежде всего это проблемы военнопленных, принадлежности Курильских островов и другие, связанные с наследием Второй мировой войны. Влияют ли они на отношение японцев к России сегодня? Как вы оцениваете перспективы их решения?

А.Торкунов: В истории российско-японских отношений было много страниц, вызывающих в общественном сознании двух стран неоднозначную оценку. Как вы отметили в начале нашего разговора, в XX веке мы трижды воевали друг с другом. История взаимного противостояния и даже вражды не прошла бесследно: японцы в массе своей воспринимают Россию в негативном плане. Чувство оскорбленного национального самолюбия, основанное на исторической подоплеке, — не лучшее условие для развития взаимных связей.

Вместе с тем между Японией и Россией сегодня отсутствуют крупные нерешенные проблемы, за исключением, конечно, проблемы пограничного размежевания. Все вопросы, касающиеся наследия Второй мировой войны, юридически были урегулированы в 1956 году. В этом смысле Япония и Россия не являются заложниками этого исторического прошлого.

В отношении пограничной проблемы должен сказать, что ведущийся между нашими странами уже в течение нескольких десятилетий диалог по территориальному вопросу пока не принес осязаемого результата. Это связано не с отсутствием воли или желания у одной из сторон договориться, а с крайне сложным, чувствительным характером этой темы, обусловленным принципиальными расхождениями в оценках Второй мировой войны и ее итогов. Пока эти расхождения преодолеть не удается.

Как можно охарактеризовать отношения России и Японии в XXI веке?

А.Торкунов: Несмотря на груз проблем, накопленный за три с лишним столетия взаимных контактов, Япония и Россия не только не потеряли интерес к партнерству, но и сохранили и приумножили все то ценное в двусторонних отношениях, что было накоплено за всю их историю. В сложные и критические моменты недавнего прошлого наши страны оказывали друг другу неоценимую, а в некоторых случаях — и незаменимую поддержку.

Позиции двух стран по большинству проблем международной политики, включая ближневосточное урегулирование, ядерную проблему на Корейском полуострове, глобальные экономические проблемы, разоруженческую тематику, признание сторонами центральной роли ООН в решении глобальных и региональных проблем современности и т. д., близки либо полностью совпадают. Обе наши страны, хотя и не причисляют друг друга к политическим союзникам, не рассматривают партнера как военную угрозу. Несмотря на то что Япония присоединилась в 2014 году к антироссийским санкциям Запада, двусторонний политический диалог не прекратился, и в 2016 году, как можно надеяться, будет реализована программа политических контактов на высшем уровне, включая официальный визит российского президента в Японию.

Мы высоко оцениваем ту взвешенную и конструктивную позицию, которую Япония занимает сегодня по подавляющему большинству международных проблем и которая позволяет нам поддерживать доверительный диалог даже в нынешней сложной геополитической обстановке. Надеюсь, и в Японии признают значение нашей страны как важного для нее партнера в деле установления прочной и безопасной системы международных отношений в АТР и мире в целом.

В 2012 году была создана Комиссия по сложным вопросам истории российско-японских отношений. Каких результатов удалось добиться за три года работы?

А.Торкунов: Издание книги «Российско-японские отношения в формате параллельной истории»явилось результатом напряженной трехлетней работы. В 2011 году группа японских историков посетила Москву и провела неформальную встречу с российскими коллегами, в ходе которой возникла идея совместного исследовательского проекта в области истории двусторонних отношений России и Японии в XX  начале XXI века. В июне 2012 года российские историки образовали Комиссию по сложным вопросам истории российско-японских отношений, в которую вошли около 20 российских экспертов. В работе комиссии приняли участие как молодые исследователи, так и уже опытные и заслуженные историки, прошедшие еще советскую академическую школу. По сути, комиссия историков стала срезом всего российского академического сообщества. Что касается японской части авторского коллектива, в ее составе присутствуют известные историки и политологи, представляющие ведущие университеты и образовательные центры Японии и других стран мира.

Всего в работе с двух сторон приняли участие 37 экспертов. На протяжении этого времени они встречались четыре раза, если учитывать неофициальные контакты, — два раза в Москве и два в Японии. Постоянно шел рабочий обмен мнениями, согласовывались не только требования к тексту издания, но и общий подход к научному аппарату и дизайну книги. В результате нам удалось полностью реализовать намеченные планы и выпустить монографию в согласованные сроки.

Важно, что издавали монографию авторитетные университетские издательства двух стран. В России — это Издательство МГИМО-Университета, в Японии — Издательство Токийского университета. Пилотное издание русскоязычной монографии было презентовано 21 мая 2015 года в Токио в ходе III Российско-японского форума «Точки соприкосновения: бизнес, инвестиции, спорт». В октябре 2015 года книга вышла в Японии, в декабре в России было выпущено основное издание на русском языке.

Имеет ли выход книги международно-политическое значение или его следует оценивать только с академических позиций?

А.Торкунов: Деятельность Комиссии по сложным вопросам истории российско-японских отношений привлекала к себе внимание не только в России, но и за ее пределами. Это связано с несколькими обстоятельствами. Прежде всего, это ее особый международно-политический контекст: российско-японские отношения в период работы комиссии находились на подъеме, динамично развивалось взаимодействие двух стран на международной арене. Это создавало условия для формирования атмосферы взаимозависимости и доверия, тем самым способствуя плодотворной работе комиссии.

Наконец, существенную роль играл и тот факт, что к моменту создания российско-японской комиссии историков создание совместных комиссий для изучения сложных и деликатных вопросов истории двусторонних отношений уже получило заметное распространение в международной академической практике. Так, Япония формировала комиссии историков с китайскими и южнокорейскими коллегами, российские эксперты проводили успешные совместные исследовательские проекты с польскими, немецкими, эстонскими, латвийскими историками, результатом которых стали введение в научный оборот тысяч ранее неизученных документов, публикация на нескольких языках коллективных монографий, проведение ряда представительных научных форумов. Например, мне лично довелось руководить работой Российско-польской группы по сложным вопросам двусторонних отношений. Поэтому при планировании этого исследовательского проекта был учтен положительный опыт проведения подобных исследований и выбрана наиболее оптимальная форма работы.

Исследовательский проект, результатом которого стала эта книга, длился три года. Легко ли японским и российским историкам было работать вместе? Приходилось ли убеждать коллег в правильности какого-то конкретного мнения? Использовать, помимо научных, дипломатические методы?

А.Торкунов: Перед началом проекта многие опасались, что совместная работа будет затруднена в силу имеющихся различий во мнениях по наиболее сложным и деликатным проблемам истории двусторонних отношений. Свою роль играл и соответствующий настрой в общественном мнении двух стран, особенно в Японии, где зачастую превалировал отрицательный образ России. Мы ожидали, что исторические обиды не позволят объективно взглянуть на прошлое и станут препятствием в работе комиссии (как это было, кстати, в ходе работы японских историков с их китайскими и южнокорейскими коллегами).

Однако в реальности опасения оказались напрасными. Мы не только не перессорились друг с другом, но находили общий язык по самым чувствительным вопросам, зачастую проявляя критический настрой к собственному правительству. Профессор Иокибэ приводит пример, когда российский автор главы о японских военнопленных дает нелицеприятную оценку действий тогдашнего советского руководства. В свою очередь, в тех разделах книги, где речь идет о проблеме границ, японские авторы не просто излагают официальную позицию Токио, но показывают причины ее формирования в конкретных внутриполитических и международных условиях середины 1950-х годов, то есть придерживаются принципа исторического объективизма.

В общем, историки двух стран продемонстрировали способность плодотворно работать в одной команде и находить общий язык там, где на официальном уровне должного взаимопонимания найти не удавалось.

В качестве главного метода работы над книгой был избран принцип «параллельной истории», который предполагает, что одни и те же события излагаются сначала одной, а потом второй стороной. А не возникает ли вследствие этого риск того, что диалога не получается — каждая из двух стран продолжает придерживаться своего мнения?

А.Торкунов: Принцип «параллельной истории» заключается в том, чтобы осветить одни и те же исторические этапы и события параллельным взглядом, то есть одновременно с двух противоположных сторон, и таким образом выявить различия и точки соприкосновения в их интерпретации.

Мы исходили из того, что публикация подобной книги — это способ донести до широкой читательской аудитории как своей страны, так и страны-партнера собственное видение исторических событий и аргументацию по поводу оценок этих событий, даже если позиции сторон имеют принципиальные различия. Понимание различий во взглядах на историю возможно, по всей видимости, только путем параллельного изложения позиций обеих сторон и их сопоставления. Как писал руководитель японской части комиссии профессор Иокибэ, принять и понять взгляд партнера на какую-либо конкретную проблему, которая рассматривается тобой под влиянием чувства гордости за историю собственной страны, можно лишь в том случае, если ты сам достигнешь достаточного уровня интеллектуальной зрелости. Особенно это верно в отношении событий недавнего прошлого, когда жажда справедливости не позволяет проявить мудрое снисхождение по отношению к партнеру.

Книга вышла одновременно на двух языках — русском и японском, причем под одной обложкой. На ней изображен эпизод пребывания в Японии экспедиции русского адмирала Путятина, благодаря которой 160 лет назад были установлены межгосударственные отношения между Россией и Японией. Почему легший в основу обложки сюжет символичен?

А.Торкунов: Символичность сюжета свитка заключается вот в чем. В 1855 году у берегов Японии потерпел крушение фрегат «Диана» под командованием адмирала Путятина, который прибыл заключать со Страной восходящего солнца первый межгосударственный договор об установлении отношений. Русские моряки были спасены японцами и построили себе с помощью японских плотников шхуну «Хэда» для возвращения на родину, которая стала первым созданным в Японии кораблем европейского типа. Это был один из первых опытов модернизации Японии, который стал возможным благодаря двусторонним контактам между нашими странами.

В то же время сейчас мы поменялись местами, став в определенном смысле учениками. Наиболее востребованными для российской экономики являются передовые японские технологии в сфере энергосбережения, медицины, городской инфраструктуры и т. д. Так что добро когда-нибудь воздается сторицей.

Как книгу принимают в Японии?

А.Торкунов: Книга вызывает огромный интерес. Насколько я знаю, там продано уже около двух третей тиража. Конечно, чтобы в полной мере оценить реакцию читательской аудитории и академическую ценность издания, требуется время. Однако ясно одно: выход книги стал далеко не ординарным событием. Думаю, и в России монография получит признание в широких читательских кругах. На очереди — подготовка англоязычного издания книги, призванного популяризировать полученные в ходе проекта научные достижения во всем мире.

Торкунов Анатолий Васильевич, д.полит.н., академик РАН, профессор

Беседу подготовил Андрей ЗАВАДСКИЙ 

«Международная жизнь» 

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике 

Источник: Портал МГИМО http://mgimo.ru/about/news/experts/rossiysko-yaponskie-otnosheniya/

При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован